Индивидуальные решения правовых вопросов

Блог Lexmans

Проект изменений в ГК РФ (часть 1) – нерезиденты

Главная Есть что сказать, Законодательство Проект изменений в ГК РФ (часть 1) – нерезиденты

caric04Настоящим постом мы начинаем серию публикаций относительно проектов изменений в Гражданский Кодекс РФ, которые были опубликованы 13 ноября на сайте Высшего Арбитражного Суда. Изменения предлагается внести в разделы I, III и VI Гражданского кодекса Российской Федерации.
На наш взгляд данные изменения в представленной редакции серьезно затрагивают, в том числе, интересы иностранных юридических лиц, и мы обратим внимание посетителей на предложения законопреобразователей, касающиеся участия иностранных юридических лиц в российских отношениях.

Выгодоприобретатели (бенефициары) и депонирование информации

Итак, в часть I ГК предлагается ввести такое понятие как «депонирование достоверной информации об участниках и выгодоприобретателях иностранного юридического лица». Буквально проект содержит следующее положение:

Юридическое лицо, зарегистрированное на территории иностранного государства, предоставляющего льготный режим налогообложения и (или) не требующего предоставления или раскрытия информации при проведении финансовых операций, может осуществлять предпринимательскую деятельность на территории Российской Федерации при условии депонирования в уполномоченном государственном органе юстиции достоверной информации о своих учредителях (участниках) и выгодоприобретателях. Перечень таких иностранных государств определяется уполномоченным государственным органом. Депонированная информация может быть раскрыта самим юридическим лицом или на основании решения суда. Риск последствий депонирования недостоверной информации, равно как осуществление деятельности на территории Российской Федерации без депонирования указанной информации, несет это юридическое лицо (п.8 ст.51).

Таким образом, иностранные компании, осуществляющие предпринимательскую деятельность в РФ, будут обязаны депонировать информацию.
При этом

в случае неисполнения иностранным юридическим лицом обязанности по депонированию информации в уполномоченном государственном органе лица, определяющие действия такого юридического лица и (или) уполномоченные выступать от его имени, несут солидарную ответственность по всем его обязательствам, принятым в период с момента возникновения обязанности депонировать информацию до момента ее исполнения.

Введение такой формулировки является, по нашему мнению, попыткой сформировать институт ответственности выгодоприобретателей (бенефициарных владельцев и фактических руководителей) иностранных компаний по обязательствам таких компаний. Такая концепция получила в зарубежных правовых системах название “piercing the corporate veil”. Она предоставляет кредиторам компании возможность возложить ответственность за долги компании на ее владельца (учредителя, участника, акционера).
В США данная концепция является наиболее развитой в сравнении с остальными правовыми системами. Суды США постепенно формируют стандарты возложения ответственности на управляющего либо владельца компании. При этом все теории сходятся в том, что для возложения ответственности необходимо такое условие, как недобросовестное поведение самой компании и причинение таким поведением ущерба третьим лицам.
Основные условия и принципы “piercing the corporate veil” вырабатываются американской судебной практикой в течение многих лет с учетом анализа существующих споров и при помощи глубокой теоретической проработки этой концепции во взаимосвязи с базовым принципом обособленности юридического лица, который был сформирован еще в римском праве.
Необходимо также заметить, что в других правовых системах, за исключением американской, принцип “piercing the corporate veil” практически не применяется, при том, что раскрытие информации о владельцах иностранных компаний является обязательным.
Попытка российского законодателя одной, не очень удачной нормой, ввести в российское корпоративное право столь сложный институт в качестве механизма принуждения к раскрытию информации кажется по меньшей мере странной. Мы как обычно идем своим путем.

Если отправлено, то получено

Далее согласно проекту предлагается также избежать проблемы с направлением иностранным юридическим лицам «юридически значимых сообщений».

При наличии у иностранного юридического лица представителя на территории Российской Федерации сообщения, доставленные по адресу такого представителя, считаются полученными иностранным юридическим лицом.

При этом, как планируется установить,

сообщение считается доставленным и в том случае, когда оно было направлено, но не было фактически получено адресатом по обстоятельствам, зависящим от него.

Несмотря на то, что источник возникновения таких изменений понятен, нам кажется, что в данном случае не следует ограничивать права иностранного лица на получение информации по месту его нахождения. Поскольку указанный абзац предполагает возможность направления информации исключительно в адрес представителя, надеемся, что он не будет принят в предложенной редакции. Кроме того, в нем ничего нет о характере имеющегося представительства, что позволяет весьма вольно истолковать данное предложение при желании. Складывается впечатление, что автор проекта знаком только с одним видом иностранных компаний – офшорами, принадлежащими нашим соотечественникам, поэтому представитель компании по доверенности однозначно ассоциируется с конечным бенефициаром компании. Однако, если предположить, что иностранная компания, не имеющая «корней» в России, неосторожно выдаст доверенность представителю на совершение каких-либо действий на территории России, исходя из буквального толкования данной нормы, для надлежащего уведомления юридического лица достаточно направления сообщения такому случайному представителю. По нашему мнению, такое положение существенным образом ущемляет права именно добросовестных иностранных компаний и создает широкое поле для злоупотреблений.

Люби меня как я сказал

Важное изменение содержится в разделе VI: теперь будет предусмотрено, что личным законом юридического лица определяются, в частности,

вопросы ответственности учредителей и участников юридического лица по его обязательствам.

Однако,

если учрежденное за границей юридическое лицо регулярно осуществляет свою предпринимательскую деятельность на территории Российской Федерации, к требованиям об ответственности по обязательствам юридического лица его учредителей, участников, других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания, или иным образом имеют возможность определять его действия, применяется российское право либо по выбору кредитора – личный закон такого юридического лица (ст.1202).

В статью 1214 предлагается внести изменение, касающееся права, подлежащего применению к договору о создании юридического лица с иностранным участием и договору, связанному с осуществлением прав участника юридического лица:

выбор права, подлежащего применению к договору о создании юридического лица и договору, связанному с осуществлением прав участника юридического лица, не может затрагивать действие императивных норм права страны места учреждения юридического лица по вопросам, указанным в пункте 2 статьи 1202 настоящего Кодекса. При отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору о создании юридического лица и договору, связанному с осуществлением прав участника юридического лица, применяется право страны, в которой учреждено или подлежит учреждению юридическое лицо.

Применение предписаний о компаниях двух различных государств возможно только в исключительных случаях, а не как правило. Данная теория трудна в использовании и сомнительна в результатах.
Необходимо отметить, что вопросы коллизионных норм относятся к международному частному праву (МЧП). Принцип единого личного статута, по которому разрешаются вопросы статуса юридического лица, является непоколебимым в доктрине и практике МЧП. Научные концепции нетрадиционных теорий определения личного статута юридического лица разрабатывают принципиальные возможности и условия применения к разным внутренним для компании отношениям различных норм различных правовых систем. В настоящее время такие нетрадиционные теории подвергаются серьезной критике со стороны как практиков, так и теоретиков. Применение различных норм к правоотношениям определяющим внутренние отношения юридического лица породит смешение правовых норм и неопределенность толкования, что противоречит не только интересам учредителей, но и интересам контрагентов компании. Никто не заинтересован в том, чтобы к отношениям компании применялись не согласованные друг с другом нормы различных юрисдикций, поскольку в этом случае риски становятся непредсказуемыми, что подрывает стабильность коммерческого оборота и правовую безопасность.
Странно, что авторы законопроекта с легкостью «разрешили» сложнейшую правовую проблему имплементации коллизионных оговорок в вопросы статуса юридического лица, в общем-то, не заметив ее.

Вообще, планируемые изменения очень существенны в отношении многих привычных норм, а о таких интересных вещах, как «отметка о наличии судебного спора», «признание несостоявшейся реорганизации корпорации», «узуфрукт», «обездвижение документарных ценных бумаг» и недопущение «действий в обход закона» мы поговорим в следующий раз.

PS: Отдельно следует отметить намерение законотворцев повысить минимальный уставный капитал российских корпораций – в ООО с 10 000 до 500 000 рублей, в АО – до 5 000 000 рублей. При этом, что характерно, минимальный уставный капитал должен будет быть оплачен денежными средствами.

FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

Ссылки по теме

23 Ноябрь 2010
  • Пока что нет комментариев.
  • Ваш комментарий
    *
    *
    *

    Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: