Что такое реестр лиц, осуществляющих значительный контроль в Великобритании

Ввиду возрастающей мировой актуальности вопросов повышения степени прозрачности бизнеса, осенью 2014 года на саммите G20 в Брисбене были приняты новые принципы транспарентности бенефициарного владения, провозглашающие высочайший приоритет финансовой прозрачности в отношении юридических лиц и иных структур. В связи с этим, в Великобритании была опубликована серия документов по вопросам Открытости и Прозрачности, предложенных для консультаций и обсуждения всем заинтересованным лицам.

Ниже приведены основные результаты и инициативы законодательной деятельности в указанном направлении в Великобритании.

В связи с принятием в марте 2015 года Акта Малого Бизнеса, Предпринимательства и Занятости 2015 (Small Business, Enterprise and Employment Act 2015 – SBEE Act, далее – Акт SBEE) были внесены существенные изменения в ряд законодательных актов Великобритании, в том числе и в Закон «О компаниях» (Companies Act).

Реестр лиц, осуществляющих значительный контроль

Одним из ключевых нововведений закона является закрепление обязанности британских компаний по ведению реестра лиц, осуществляющих значительный контроль (register of people with significant control –  PSC register).

Компании будут обязаны вести свой собственный реестр лиц, осуществляющих значительный контроль, с апреля 2016 года. С июня 2016 года они обязаны будут представить данную информацию в Регистрационную палату Великобритании в момент подачи заявления о подтверждении информации, которое заменит годовой отчет. Компании обязаны будут обеспечить доступность своего реестра для проверки либо в своем зарегистрированном офисе, либо в ином месте, определяемом в порядке ст. 1136 Акта «О Компаниях» (Companies Act 2006). Они обязаны будут уведомлять Регистрационную палату о месте, в котором реестр доступен для проверки и о любом изменении такого места (ст. 790N). Таким образом, Регистрационная палата будет располагать всей информацией о лицах, осуществляющих значительный контроль к апрелю 2017 года.

Четвертая Директива ЕС о борьбе с отмыванием денежных средств (далее – Директива ЕС), принятая в июне 2015 года обязывает все государства-члены ЕС, начиная с 2017 года, вести централизованные реестры, содержащие информацию о конечных бенефициарных владельцах компаний. Великобритания оказалась впереди остальных государств-членов в создании собственного централизованного реестра. Тем не менее, между Директивой ЕС и положениями, которые будут введены в Великобритании, имеются некоторые различия.

Важное отличие заключается в том, что в сферу действия Акта SBEE попадают только компании, в то время как Директива ЕС распространяется на все корпорации и юридические лица. Таким образом, реализация положений Директивы ЕС потребует расширения сферы действия положений на Шотландские партнерства с ограниченной ответственностью (Scottish Limited Partnerships) и некоторые другие структуры без образования юридического лица с 1 января 2017 года. Великобритания не планирует включать данные иные организации в сферу действия своего режима вплоть до 2017 года, как того требует Директива ЕС.

Обязанность по ведению реестра в соответствии c Актом SBEE возлагается на следующие компании:

  1. Компании, созданные и зарегистрированные в соответствии с Актом Великобритании «О компаниях».
  2. Партнерства с ограниченной ответственностью (Limited Liability Partnerships – LLP). Министерство Великобритании по делам предпринимательства, инноваций и профессионального образования (The Department for Business, Innovation & Skills) намерено создать требование, обязывающее все партнерства с ограниченной ответственностью вести реестр, начиная с 1 апреля 2016 года. В настоящий момент разрабатываются специальные требования, которые позволяли бы включать в Партнерства с ограниченной ответственностью в сферу действия закона.
  3. Европейские компании Великобритании (UK Societas Europaea (SEs)) – акционерная компания, зарегистрированная в соответствии с корпоративным законодательством Европейского Союза. Данные компании попадают в сферу действия в соответствии с общими положениями для компаний, но в отношении них будут внесены определенные изменения в соответствующее законодательство.
  4. Иностранные партнерства с ограниченной ответственностью (Foreign Limited Partnerships). Некоторые компании в Великобритании могут быть в собственности или контролироваться полностью или частично иностранными партнерствами с ограниченной ответственностью. Если компанией владеет иностранное партнерство с ограниченной ответственностью, Министерство заинтересовано лишь в выявлении и внесении информации в реестр о лицах, имеющих возможность контролировать управление партнерством (таких как генеральные партнеры).

Следующие компании освобождены от обязанности по ведению реестра:

  1. Компании,  соответствующие требованиям Главы 5 Регламента Предоставления и Открытости финансовой информации Инспекции по контролю за деятельностью финансовых организаций (Chapter 5 of the Financial Conduct Authority’s Disclosure Rules and Transparency Rules – DTR5 issuers (эмитенты)). Раздел 790B Акта «О компаниях» (представленный приложением 3 к SBEE Act) освобождает компании, обязанные представлять информацию в соответствии с DTR5 issuers. Данное правило обосновано тем, что такие компании обязаны представлять информацию об акционерах, являющихся держателями значительного пакета акций, в соответствии с вышеупомянутой главой 5.
  2. Компании, которые имеют голосующие акции, допущенные к торгам на организованных рынках Европейской экономической зоны (European Economic Area), поскольку к таким компаниям уже предъявляется требование предоставления подробной информации о своих владельцах.
  3. Компании, отвечающие правилам указанным Министром. При принятии решения Министр, описывая характеристики компании, должен учитывать, насколько регулирование деятельности компании связано с правилами предоставления и открытости финансовой информации (в Великобритании или ином государстве) в целом, аналогичными с правилами, применимыми к эмитентам DTR5. (Section 790B, schedule 3, Small Business, Enterprise and Employment Act. https://www.gov.uk/government/collections/small-business-enterprise-and-employment-bill)

Лицами, осуществляющими значительный контроль согласно Акту SBEE, являются лица, которые соответствуют одному или нескольким из следующих условий в отношении одной компании:

(a)    прямо или косвенно владеют более чем 25% акций компании;

(b)    имеют прямо или косвенно более чем 25 % голосующих прав в компании;

(c)    прямо или косвенно имеет право назначать или отстранять от должности большую часть Совета директоров компании;

(d)   имеют право оказывать или фактически оказывают значительное влияние на компанию, могут осуществлять или осуществляют значительный контроль над ней; и/или

(e)    могут осуществлять или осуществляют значительный контроль или могут оказывать или оказывают значительное влияние на траст или структуру без образования юридического лица, которые в свою очередь отвечают любому из вышеперечисленных четырех условий в отношении компании.

Релевантные юридические лица (Relevant Legal Entities).

Под лицами, осуществляющими значительный контроль, понимаются физические лица. Тем не менее, в некоторых случаях именно юридические лица, а не физические лица будут осуществлять значительный контроль над компанией.

Релевантными юридическими лицами являются только такие юридические лица, в отношении которых в реестре указано, что они осуществляют значительный контроль согласно одному или нескольким из вышеперечисленных критериев ((а) – (е)), и которые обязаны раскрывать о себе информацию, как это определено в Акте SBEE. В разделе 790С (Section 790C (7)) Акта SBEE к организациям, которые попадают в сферу действия требований о раскрытии информации о себе:

  • организации, обязанные вести реестр лиц, осуществляющих значительный контроль;
  • организации, обязанные раскрывать информацию как  эмитенты DTR5 (или иным образом).

Информация не обо всех релевантных юридических лицах вносится в реестр. Рассмотрим пример с участием компаний, зарегистрированных в Великобритании. Компания А полностью принадлежит компании B, а компания B полностью принадлежит компании C. В и С являются релевантными юридическими лицами (обе компании ведут реестр), владеют более чем 25% акционерного капитала (В владеет прямо, С – косвенно). Чтобы избежать дублирования информации в реестре, в данном примере, компания А включит в реестр только первое из релевантных юридических лиц – компанию В, компания А не должна включать в реестр компанию С. При желании получить более подробную информацию, заинтересованные лица могут обратиться к реестру компании В, где будет указана компания С. В данной ситуации первая компания в цепочке – компания В – подлежащая регистрации, компания С – не подлежащая регистрации.

Акт SBEE содержит положения, направленные против уклонения от уплаты налогов. В случае наличия в цепочке собственников юридического лица, оказывающегося за пределами сферы действия новых правил (например, иностранной компании), британская компания, составляющая реестр лиц, осуществляющих значительный контроль, будет обязана «смотреть сквозь» данную иностранную компанию до тех пор, пока не установит наличие лиц, осуществляющих значительный контроль или релевантных юридических лиц (либо установит факт отсутствия таких лиц).

Содержание реестра

Приложение 3 к Акту SBEE вводит новый раздел 790К к Закону о Компаниях 2006, в котором указана информация, содержащаяся в реестре: детали о лицах и организациях, включая их имена и наименования; адреса для связи, адреса проживания (данная информация не будет доступна для публичного ознакомления), адреса регистрации компаний; даты рождения (для физических лиц); указание на государство (или административно-территориальную единицу Великобритании), в котором физические лица преимущественно проживают; национальность (для физических лиц); указание на организационно-правовую форму компании и закон, в соответствии с которым она образована (для компаний); и информация о том, каким образом они осуществляют значительный контроль, степень контроля (предлагается указывать диапазон владения, например, от 25% до 50%, от 50% до 75%, от 75% и более акционерного капитала); дата, по состоянию на которую лицо становится лицом, подлежащим регистрации.

Обязанности компаний и лиц, осуществляющих значительный контроль.

Компании должны принимать разумные меры для выяснения того, существуют ли лица и организации, осуществляющие значительный контроль над ними, после выявления таких лиц, они обязаны будут связаться с ними для уточнения и подтверждения данных о таких лицах. Компании должны принять меры, чтобы гарантировать, что предоставленная информация является актуальной.

Лица или организации, которые знают, или которые должны знать о том, что информация о них должна содержаться в реестре, обязаны представить свои данные компаниям по их запросу, либо такие лица обязаны предложить информацию о себе, если компания пренебрегает своей обязанностью. При этом они должны гарантировать, что такая информация является актуальной.

Если лица или организации не отвечают на запрос компании о получении информации, компания вправе заблокировать права данного лица или организации до тех пор, пока информация не будет предоставлена.

Иные изменения

SBEE Акт так же вводит ряд других важных положений с целью повышения прозрачности британских компаний и предусматривает план действий для достижения данной цели.

План по реализации частей 7 и 8 SBEE Act

26 мая 2015

С 26 мая 2015 года компании больше не вправе выпускать акции на предъявителя. К февралю 2016 года все компании должны конвертировать выпущенные ими акции на предъявителя в именные акции. Начиная с 26 декабря 2015 года, осуществление всех прав, закрепленных акциями на предъявителя, не конвертированными в именные акции, будет автоматически приостановлено.

10 октября 2015 года

Введение правил, согласно которым информация о дате рождения директоров компании частично скрыта в публичном реестре: скрыт день даты рождения, для ознакомления будут доступны только месяц и год рождения. Введение положений об ускоренной ликвидации компаний.

Апрель 2016 года

Компании будут обязаны вести реестр лиц, осуществляющих значительный контроль. До июня 2016 года они могут не представлять данную информацию в Регистрационную палату.

Июнь 2016 года

  • С 30 июня 2016 года компании обязаны будут проверить и подтвердить информацию о компании, заполнив заявление о подтверждении, в дальнейшем они обязаны будут сообщать о любых возникающих изменениях, как минимум, раз в 12 месяцев.
  • Изменения в заявление о размере капитала вступят в силу. Будет отменено требование отражения в заявлении оплаченной и неоплаченной части стоимости по каждой акции. Взамен будет введено требование отражения в заявлении общей неоплаченной стоимости от общего количества акций.
  • Будет введено новое заявление о подтверждении информации, которое заменит годовой отчет компании.
  • Поправки к обновлению и укреплению режима дисквалификации директоров.
  • Предоставление частным компаниям (private companies) возможности не осуществлять ведение некоторых или всех из следующих реестров: реестр директоров; реестр мест жительства директоров; секретарей; членов и лиц, осуществляющих значительный контроль. Если компания воспользуется данным правом, информация должна представляться в Регистрационную палату Великобритании. Компания должна будет хранить актуальную информацию таким же образом, как если бы она была обязана обновлять имеющиеся реестры. В случае использования данного права в реестре Регистрационной палаты будет доступна та же информация, которая была бы доступна в собственном реестре компании. Тем не менее, некоторая информация не будет отражена в публичном реестре (например, реестр мест жительства членов).

Октябрь 2016 года.

Запрет использования юридических лиц в качестве директоров компании, с исключениями, вступит в силу.

FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

Ссылки по теме

Налог на перенаправленную прибыль в Великобритании

С 1 апреля 2015 года в Великобритании (далее – Великобритания, UK) вступило в силу новое законодательство, предусматривающее взимание с компаний нового налога – «налога на перенаправленную прибыль» (diverted profits tax). Он появился в рамках глобальной борьбы с трансграничными налоговыми схемами, которую ведет Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Новый налог введен для противодействия некоторым распространенным схемам минимизации налогообложения в международных коммерческих операциях.
Налог может взиматься в нескольких ситуациях, но так как интерес заключается в применении указанного налога в отношении агентских договоров, то следует обратить внимание на следующий случай – избежание налогового присутствия в Великобритании (avoidance of a UK taxable presence). Суть данной ситуации применительно к агентским соглашениям заключается в том, что крупная иностранная компания осуществляет активную коммерческую деятельность по продаже/приобретению товаров, оказанию услуг или иных действий с имуществом в Великобритании при помощи агентов, находящихся на этой же территории, в силу заключения с ними агентских соглашений (указанные агенты не обязательно должны являться резидентом UK). Таким образом, создается видимость того, что иностранная компания не имеет постоянного присутствия на территории Великобритании и не создает постоянного представительства. Под постоянным представительством следует понимать либо постоянный офис, отделение компании, либо так называемого «зависимого агента» в Великобритании, то есть лицо, уполномоченное на заключение контрактов и/или согласование их существенных условий от имени такой компании. При этом статусом независимых агентов обладают брокеры, инвестиционные менеджеры и представители страховой. Под «крупной» понимается компания с численностью сотрудников более 250 человек, и годовой оборот которой превышает 50 млн. евро, и/или сумма годового баланса превышает 43 млн. евро. Все компании с показателями ниже указанных, то есть малые или средние, не подпадают под действие нового закона.
Ранее компании могли избегать создания постоянного представительства за счет того, что отводили функцию формального заключения (т.е. подписания) договоров самой иностранной компанией, таким образом, создавалась видимость некоего участия компании в организации своей деятельности на территории Великобритании, однако на сегодняшний день такое поведение уже не расценивается налоговыми органами как приемлемое.
Одним из условий для взимания нового налога является «избегание налогообложения» (tax avoidance condition). Оно включает в себя обязательное наличие соглашения между таким агентом и иностранной компанией в отношении реализации товаров, услуг, и иного имущества. В результате появляется налоговая выгода, которая, во-первых, может проявляться как в уменьшении размера корпоративного налога в Великобритании вплоть до его полного избежания. Во-вторых, такие договоренности разделяют содержание деятельности в зависимости от того, где формально ведется такая деятельность. В результате такого распределения функций иностранной организации удается избежать постоянного представительства в Великобритании, и это, как следствие, ведет к уменьшению налогов, подлежащих уплате. Таким образом, приобретенная налоговая выгода превышает все иные экономические выгоды от данного соглашения.
Под сложное законодательное определение подпадают многие вариации соглашений, однако в законодательстве Великобритании содержится указание на то, что не все подобные договоры будут подпадать под его действие. При этом приведенный перечень примеров таких нарушающих соглашений не является исчерпывающим. Представляется, что по ходу практики будут сформулированы более четкие признаки таких «противоправных» договоренностей. Закрепленные законодателем критерии на настоящий момент являются достаточно общими, например, «недобропорядочные и необоснованные намерения и положения, не соответствующие налоговым правилам», «надуманные и ненормальные действия», «намеренное использование пробелов законодательства», и так далее.
Практическим примером рассматриваемой ситуации может выступать случай, при котором иностранная компания (компания «Европа») заключает соглашение с агентом в UK (агент UK) для взаимодействия с покупателями в Великобритании (покупатели) по вопросам реализации товаров и услуг компании «Европа». В данной ситуации, косвенной характеристикой заключенного соглашения как «нарушающего» может служить то, что такой агент оказывает свои услуги в Великобритании только в отношении компании «Европа». Кроме того, принимается во внимание и отсутствие реальной экономической деятельности компании «Европа» в результате таких договоренностей. Под данным условием понимается исключительно формальное участие компании в ведении деятельности на территории UK, например, отсутствие участия в продвижении собственных товаров/услуг на рынке Великобритании, игнорирование процесса формирования условий договоров с клиентами, и наконец минимальное участие в заключении таких договоров, ограничивающееся их подписанием.
Для того чтобы компания «Европа» могла использовать агентские договоры не нарушая новое налоговое законодательство, следует:
- во-первых, так или иначе принимать равное или схожее существенное участие в организации реализации собственной продукции или услуг на территории UK (например, давать окончательные распорядительные решения в отношении заключения договоров с клиентами),
- во-вторых, распределять полученную прибыль не исключительно на себя или на независимого агента, а пропорционально совершенным действиям (например, объему оформленных договоров с клиентами), при этом размер комиссии агента не должен быть завышен или занижен по сравнению со средней рыночной стоимостью такой деятельности,
при этом все указанные и схожие условия стоит закрепить в соглашении между агентом и иностранной компанией.
Другим условием, позволяющим налоговым органам взыскать налог с прибыли иностранной компании, является условие о «несоответствии» (mismatch condition). Прежде всего, оно включает в себя факт зависимости агента по отношению к иностранной компании. При определении зависимого агента в данной ситуации следует опираться на схожие положения законодательства о трансфертном ценообразовании, то есть понимать дочерние предприятия или компании, иным образом связанные с иностранной организацией в вопросах контроля и управления. Кроме того, присутствует такой элемент как «эффективное налоговое несоответствие» (effective tax mismatch outcome). Его отличительной чертой является более подробная характеристика налоговых последствий, важных для квалификации отношений сторон соглашения как «несоответствующих» налоговой политике. Так, фискальные органы Великобритании будут принимать во внимание ситуацию, при которой иностранная компания может нести убытки или уменьшение дохода, при этом сумма уменьшения налоговой ответственности компании превышает сумму увеличения налога, которую агент уплачивает на территории Великобритании. В то же время, в ситуации, когда увеличение ответственности иностранной компании составит не менее 80% от уменьшения суммы налога, уплачиваемого агентом, критерий эффективного налогового несоответствия будет отсутствовать. От действия данного элемента законодателем также отделены платежи определенным лицам (например, пенсионные планы, благотворительность), а также займы и проценты по ним. Рассматриваемое условие «несоответствия» включает в себя и элемент «недостаточного экономического содержания», при котором снижение налогов иностранной компании больше, чем увеличение налоговых обязательств агента благодаря включению сделок или вовлечению компаний в структуру бизнеса без какой-либо экономической цели.
Так как и ситуация «несоответствия», и ситуация «избегания налогообложения» требуют одновременного выполнения всех своих составляющих, то в обоих случаях можно избежать уплаты налога на перенаправленную прибыль при использовании рассматриваемых агентских схем благодаря тщательной проработке содержания соглашений между агентом и иностранной компанией в соответствии с перечисленными рекомендациями.

FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

Ссылки по теме

Льготные налоговые режимы IP Box планируют закрывать

По сравнению с иными европейскими режимами, Кипрский IP Box предоставляет самую низкую эффективную ставку налога в 2,5% на доход от использования нематериальных активов.
IP Box режим на Кипре более лоялен и применяется к значительно большим видам доходов, чем в любом другом европейском государстве. Кипрский режим включает в себя доход от патентов и дополнительных патентных сертификатов, не устанавливает верхние пределы размера дохода, не требуется самостоятельно разрабатывать интеллектуальную собственность (далее – ИС), нет ограничений в отношении места возникновения затрат на приобретение и развитие ИС.
Использование компаний-резидентов республики Кипр позволяет максимально эффективно владеть объектами ИС, тем более с учетом крупной сети соглашений об избежании двойного налогообложения, по которым налог на доход от роялти отсутствует или существенно снижен.
Такие льготные схемы Кипра и иных стран привели к недовольству ряда европейских государств-членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) по поводу упрощенного доступа всех желающих к лояльным режимам и недостаточности налогообложения от них. Это выразилось в выработке новой политики и принятии компромиссного соглашения, суть которого заключается в том, что доступ к европейским схемам IP Box режимов будет закрыт для новых участников начиная с июня 2016. При обращении к кипрским схемам до указанного срока их использование будет возможно до середины 2021 года, когда действие всех существующих европейских льготных режимов в отношении ИС возможно будет вообще прекращено.

FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

Ссылки по теме

Categories: Lexmans Tags:

Чем отличаются системы учета товраных знаков: WIPO vs OHIM

В настоящей статье приведен анализ Мадридской системы международной регистрации товарных знаков (World Intellectual Property Organization, далее – WIPO, Мадридская система регистрации) в сравнении с системой, предлагаемой Ведомством по гармонизации на внутреннем рынке (Office for Harmonization in the Internal Market (Trade Marks and Designs), далее – OHIM, Ведомство по гармонизации).

1. Основное различие, которое может повлиять на выбор той или иной системы в зависимости от желаемых целей.

Система WIPO, Мадридская система регистрации товарных знаков управляется Международным бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности (далее – Международное Бюро ВОИС) и предлагает удобный способ индивидуализировать бизнес в большом количестве стран по всему миру. Данная система базируется на двух международных договорах: Мадридском соглашении о международной регистрации знаков (подписан в 1892 год) (далее – Мадридское соглашение, Соглашение) и Протоколе к Мадридскому соглашению о международной регистрации знаков (подписан в 1989 год) (далее – Мадридский Протокол, Протокол). Количество стран, которые присоединились к указанным договорам, в 2015 году составляет чуть более 90. Таким образом, подав одну заявку на регистрацию в рамках данной системы, можно получить защиту товарного знака во многих странах мира, выбрав их самостоятельно. Представляется, что подобный вариант более предпочтителен для крупных компаний, планирующих или уже осуществляющих свою деятельность на международной арене.

Система OHIM, предлагаемая Ведомством по гармонизации, больше подойдет для небольшого или среднего бизнеса, или для компаний, нацеленных на работу в Европе, так как единая заявка на регистрацию в данной системе позволяет защитить товарный знак на общеевропейском уровне, а именно: сразу во всех государствах, входящих в Европейский союз (далее – ЕС).

Более простой по предъявляемым требованиям можно считать Европейскую систему (OHIM), так как в ней перед подачей заявки на регистрацию единого европейского товарного знака не требуется иметь базовую национальную регистрацию или поданную заявку на регистрацию в патентном ведомстве страны-участницы ЕС. Мадридская же система предусматривает обязательную предварительную процедуру в национальном ведомстве. Международная заявка подается через национальные ведомства стран-участниц Мадридских договоров, которые самостоятельно отправляют её в Международное Бюро ВОИС.

С подачей заявления на регистрацию в Ведомство по гармонизации может обратиться любое лицо, таким образом, отсутствует необходимость быть гражданином, проживать или иметь реальное функционирующее предприятие в стране-участнице системы, как того требует WIPO. Также OHIM предоставляет большой выбор способов подачи самих заявок (лично, он-лайн, с помощью факса или почтовых услуг) по сравнению с единственным возможным вариантом для международных заявлений.

2. Наличие или отсутствие ограничений на указание в заявке конкретных стран. В данном критерии Мадридская система проигрывает европейской, так как содержит ограничения. Если заявка подается из национального ведомства страны, которая присоединилась только к Мадридскому Соглашению, но не к Протоколу, то в такой заявке могут быть перечислены лишь страны, которые являются участницами Соглашения. Например, Алжир не присоединился к Протоколу, поэтому исходящая из Алжира заявка может содержать лишь страны, подписавшие Соглашение. Обратная аналогичная ситуация со странами, присоединившимися только к Протоколу. В случае же, если национальное ведомство находится в стране, участвующей в обоих международных договорах, то заявка может содержать перечисление любых стран, использующих Мадридскую систему. В пример можно привести Российскую Федерацию. В Европейской системе подобные ограничения отсутствуют, защита обеспечивается на территории всего Союза. Однако OHIM предусматривает обязательное введение товарного знака в действие хотя бы в одной из стран-участниц ЕС в течение первых 5-ти лет регистрации, и данный срок не должен прерываться.

3. Процесс рассмотрения заявок. Международное Бюро ВОИС производит анализ заявления по формальным признакам. После этого шага Бюро отправляет данную заявку в страны, которые были указаны заявителем, и национальное уполномоченное ведомство каждой из стран производит собственную проверку.

Процедура OHIM выглядит несколько иначе. После подачи заявки и прохождения «проверочного» периода (проверка формальностей, классификаций, абсолютных оснований для отказа, перевод и анализ уже зарегистрированных товарных знаков на предмет совпадения с товарным знаком в заявлении) наступает период публикации заявки, когда любое лицо может ознакомиться с ней и принести свои возражения (протест) на регистрацию. Мотивами для таких протестов служат либо «абсолютное основание», либо «более ранее право». Последнее означает, что у какого-либо лица уже имеется зарегистрированный ранее товарный знак, и такое лицо считает, что при принятии решения о регистрации схожего товарного знака между правообладателями может возникнуть конфликт. Ведомство самостоятельно принимает возражения иных лиц и применяет единые правила к разрешению конфликтов. Таким образом, европейская система регистрации предусматривает централизованный и единоличный анализ заявки с учетом мнения участников рынка, что представляется более предпочтительным для заявителя. Использование международной системы регистрации может привести к тому, что в случае, если возражения возникнут сразу у нескольких интересующих заявителя государств, то это усложняет процедуру урегулирования споров, так как взаимодействие может осуществляться со странами с разных концов света. Это означает, что с каждым возражением заявителю необходимо будет разбираться самостоятельно и индивидуально, так как Международное Бюро ВОИС в таком процессе не участвует.

Cерьезное условие системы WIPO – это зависимость от базового знака. В течение пятилетнего периода международная регистрация остается зависимой от знака, который был зарегистрирован, или в отношении которого была подана заявка в национальное ведомство. Если такие базовые регистрация и заявка прекращают действовать (либо в результате аннулирования по решению ведомства или суда, либо добровольного аннулирования, либо вследствие отсутствия продления в течение пятилетнего периода), то товарный знак прекращает быть предметом международной охраны. По истечении пятилетнего периода международная регистрация становится независимой. Так как в системе OHIM подача базовой заявки не предусматривается изначально, то и подобная зависимость отсутствует.

4. Внесение изменений и дополнений в уже зарегистрированный товарный знак. В данном контексте обе системы предусматривают противоположные друг другу позиции, которые сводятся к расширению параметров, по которым защищается товарный знак, и к возможности увеличения перечня стран, где будет осуществляться защита. Европейская система по понятным причинам не позволяет владельцу товарного знака увеличить список стран ЕС, где бы он хотел получить защиту. Система OHIM позволяет вносить коррективы в уже зарегистрированный товарный знак, что не позволяет делать WIPO, где в знак не могут быть внесены изменения ни во время продления, ни в любое другое время. Данная мера представляется чрезвычайно неудобной для пользователей, однако она может быть оправдана самим международным характером регистрации. Очевидно, Бюро ВОИС просто не справлялось бы с объемом работы.

5. Срок рассмотрения регистрационной заявки и срок действия защиты товарного знака. Сроки рассмотрения заявлений составляют 12 месяцев для стран-участниц Мадридских договоров, и могут быть продлены до 18 – для участников Протокола. OHIM позволяет осуществить регистрацию в срок 6 месяцев (при отсутствии возражений со стороны третьих лиц, при их наличии срок может быть увеличен до 1,5 – 2 лет).

Согласно системе WIPO международная регистрация действует в течение 20-ти лет, если она была произведена в соответствии с правилами Мадридского соглашения, и может продлеваться в неизменном виде на такой же срок. При осуществлении регистрации по Протоколу к Мадридскому соглашению срок составит 10 лет с аналогичной возможностью продления. Применение правил одного или другого договора зависит от принадлежности национального ведомства к государству-участнику соответственно Соглашения или Протокола.

Европейская же система предлагает регистрацию на 10 лет и пролонгацию на указанный срок.

6.Стоимость. Ценовая политика у обеих систем различается несущественно. Продление осуществляется также при уплате соответствующих сборов.

Таким образом, система OHIM предусматривает более лояльные и более прозрачные процедуры регистрации для заявителя, вследствие чего происходит экономия средств и времени, что является немаловажным фактором для предпринимателя, который старается обезопасить себя максимально быстро и надежно. В то же время, поле действия данной системы ограничивается странами Европейского Союза. Мадридская же система, несмотря на свою громоздкость и неторопливость, при благоприятном прохождении всех процедур гарантирует надежный инструмент защиты индивидуализации бизнеса в международном масштабе.

При выборе той или иной системы настоятельно советуем предварительно консультироваться со специалистами по всем деталям прохождения процедуры регистрации товарного знака.

FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

Ссылки по теме

Законопроект о КИК принят в первом чтении

11 ноября 2014 года Государственная Дума (ГД)  рассмотрела и практически единогласно приняла в первом чтении проект Федерального Закона «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций)». В первом чтении законопроект остался без изменений. Депутаты могут направить поправки к законопроекту в комитет ГД по бюджету и налогам для их рассмотрения во втором чтении, которое состоится 18 ноября.

Напомним, что главным образом планируемые изменения в Налоговом Кодексе РФ касаются регулирования налогообложения резидентов РФ, которые контролируют иностранные компании (контролируемые иностранные компании  – КИК). Необходимо понимать, что лицо признается контролирующим при следующих условиях:

  • доля участия составляет более 25%;
  • доля участия составляет более 10%, если доля участия всех лиц, признаваемых налоговыми резидентами РФ, в этой организации, составляет более 50%.

Для определения доли участия учитывается прямое и косвенное участие совместно с супругами и несовершеннолетними детьми, а также иными взаимозависимыми лицами. На время переходного периода до 1 января 2017 года порог по обоим критериям составляет более 50%.

В соответствии с новыми правилами контролирующее лицо обязано направить в налоговый орган уведомление о КИК. Штраф за неправомерное непредставление уведомления о КИК, представление недостоверных сведений в уведомлении о КИК составляет 100 000 рублей. В случае непредставления уведомления о КИК и наличия у налоговых органов оснований полагать, что налогоплательщик является контролирующим лицом иностранной компании, налоговый орган будет вправе потребовать представить в течение 20 дней необходимые пояснения или непосредственно уведомление.

В случае, если доля прямого и (или) косвенного участия в иностранной организации, составляет 10%, налогоплательщик обязан представить в налоговый орган уведомление об участии в иностранной организации. Штраф за неправомерное непредставление указанного уведомления, представление недостоверных сведений в уведомлении составляет 50 000 рублей.

Иностранная компания, владеющая имуществом, которое признается объектом налогообложения по налогу на имущество в РФ, обязана сообщать сведения об участниках этой иностранной компании (для иностранной структуры без образования юридического лица – сведения о ее учредителях, бенефициарах и управляющих). Неправомерное непредставление (несвоевременное представление) данного сообщения влечет взыскание штрафа в размере 100% от суммы налога на имущество.

Прибыль КИК учитывается при исчислении налоговой базы по налогам (НДФЛ, налог на прибыль организаций) у контролирующих лиц КИК, если величина прибыли за налоговый период составила более 10 000 000 рублей. Учитываются следующие доходы КИК:

1) дивиденды, полученные этой иностранной компанией;

2) доходы от распределения прибыли или имущества;

3) процентный доход от долговых обязательств любого вида;

4) доходы от использования прав на объекты интеллектуальной собственности.

В основе расчета эффективной ставки для целей налогообложения прибыли КИК лежит средневзвешенная ставка налога на прибыль, применимая в РФ. Доходы КИК делятся на две составляющие: дивиденды и иные доходы. Таким образом, эффективная ставка определяется как 75% от средневзвешенной налоговой ставки, рассчитываемой по двум видам доходов:

1) вся прибыль КИК за вычетом распределяемых дивидендов и дивидендов, полученных КИК (облагается по ставке 20%) и

2) дивиденды (облагаются по налоговой ставке, применимой к дивидендам).

За непредставление налоговой декларации по налогу, при определении налоговой базы по которому учитывается прибыль КИК, предусмотрен штраф в размере 100 000 рублей. Неуплата или неполная уплата контролирующим лицом сумм налога в результате невключения в налоговую базу доли прибыли КИК влечет взыскание штрафа в размере 20% от суммы неуплаченного налога, но не менее 100 000 рублей.

Планируется, что закон вступит в силу с 1 января 2015 года.

Будем следить за последующими изменениями.

FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

Ссылки по теме

Масштабная утечка налоговых секретов Люксембурга

Европейское герцогство называли «волшебной сказкой» для интернациональных компаний, которые стремятся существенно снизить свое налоговое бремя. Однако, благодаря масштабной утечке налоговых соглашений герцогства  произошло вскрытие информации о многомиллиардных денежных транзакциях через Люксембург и не менее впечатляющих суммах, которые крупнейшие компании сберегли от налогов в 2002-2010 годах благодаря разработанным налоговым схемам. Есть среди них и несколько российских компаний или компаний с основными активами в России.

Анализом и систематизацией появившейся информации занимался Международный Консорциум журналистских расследований (ICIJ), который располагает конфиденциальными документами по данной теме в объеме около 28 000 страниц. Чуть позже Theguardian опубликовал 12 лучших люксембургских схем налоговой оптимизации.

Разработкой специальных налоговых схем занималась крупная консалтинговая фирма PricewaterhouseCoopers (PwC), которая, в свою очередь, обращает внимание на то, что все налоговые решения и помощь, предоставленные PwC интернациональным компаниям, являются соответствующими действующему законодательству герцогства, Европейского союза и международному налоговому законодательству. Также, представители компании напоминают, что «раскрытые сведения являются устаревшими, и, кроме того, были украдены, чем следует заняться компетентным органам».
Действительно, согласно законодательству герцогства, подобные схемы оптимизации налогов являются законными, так как налоговые правила Люксембурга очень гибки. Кроме того, при разработке налоговых предложений для компаний PwC имеет возможность предоставлять их для одобрения Министерству финансов Люксембурга, которое славится большой лояльностью в данном вопросе и зачастую одобряет подобные решения.
В «комфортных письмах» (гарантии предоставления благоприятного налогового режима) среди причин применять к клиенту особый режим налогообложения указывалось наличие дочерних или материнских компаний, зарегистрированных в Люксембурге, либо же на наличие инвестиций в герцогство. Разрешающая виза Мариуса Коля, директора Шестого отдела при налоговой службе Люксембурга, которая содержится в каждом из документов, давала «зеленый свет» корпорациям на трансферт средств через Люксембург, где и уплачивались налоги. При этом для подразделений некоторых корпораций удавалось добиваться договоренностей о налоговых выплатах в размере менее 1% от общей суммы прибылей.
Еврокомиссия уже проводит проверку по нескольким ситуациям, возникшим еще ранее данной утечки, в том числе, Люксембург подозревается в нарушении союзного законодательства в плане «чрезмерно благоприятного налогового режима» для бизнеса. В Брюсселе уверены, что власти страны вступили в сговор с руководством автоконцерна Fiat: компания переводила свои финансовые подразделения в Люксембург, получая взамен фиксированный льготный режим налогообложения. После произошедшей утечки, вероятно, Еврокомиссия будет снова выяснять, не нарушили ли власти Люксембурга европейское право в схожей налоговой практике.
Большая часть описанных в документах уловок пришлась на то время, когда премьер-министром Люксембурга был Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker). При нём страна превратилась во второй после США мировой инвестиционный центр. В начале ноября 2014 года Юнкер занял пост председателя Европейской комиссии. Таким образом, он возглавляет структуру, которая ведет расследование в отношении Люксембурга, однако он заверил, что вмешиваться в расследование не будет.

Разработкой специальных налоговых схем занималась крупная консалтинговая фирма, которая, в свою очередь, обращает внимание на то, что все налоговые решения и помощь, предоставленные ею интернациональным компаниям, являются соответствующими действующему законодательству герцогства, Европейского союза и международному налоговому законодательству. Также, представители компании напоминают, что «раскрытые сведения являются устаревшими, и, кроме того, были украдены, чем следует заняться компетентным органам».

Действительно, согласно законодательству герцогства, подобные схемы оптимизации налогов являются законными, так как налоговые правила Люксембурга очень гибки. Кроме того, при разработке налоговых предложений для компаний консалтинговая компания имеет возможность предоставлять их для одобрения Министерству финансов Люксембурга, которое славится большой лояльностью в данном вопросе и зачастую одобряет подобные решения.

В «комфортных письмах» (гарантии предоставления благоприятного налогового режима) среди причин применять к клиенту особый режим налогообложения указывалось наличие дочерних или материнских компаний, зарегистрированных в Люксембурге, либо же на наличие инвестиций в герцогство. Разрешающая виза Мариуса Коля, директора Шестого отдела при налоговой службе Люксембурга, которая содержится в каждом из документов, давала «зеленый свет» корпорациям на трансферт средств через Люксембург, где и уплачивались налоги. При этом для подразделений некоторых корпораций удавалось добиваться договоренностей о налоговых выплатах в размере менее 1% от общей суммы прибылей.

Еврокомиссия уже проводит проверку по нескольким ситуациям, возникшим еще ранее данной утечки, в том числе, Люксембург подозревается в нарушении союзного законодательства в плане «чрезмерно благоприятного налогового режима» для бизнеса.

Большая часть описанных в документах уловок пришлась на то время, когда премьер-министром Люксембурга был Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker). При нём страна превратилась во второй после США мировой инвестиционный центр. В начале ноября 2014 года Юнкер занял пост председателя Европейской комиссии. Таким образом, он возглавляет структуру, которая ведет расследование в отношении Люксембурга, однако он заверил, что вмешиваться в расследование не будет.

FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

Ссылки по теме

Categories: Lexmans Tags: , , ,

Налог на дивиденды поднимут до 13%

28 Октябрь 2014 Lexmans Нет комментариев

В настоящее время в Государственной Думе находится на рассмотрении законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс, предусматривающий, помимо прочего, повышение ставки налога на доходы физических лиц, полученные в виде дивидендов. В случае одобрения данного законопроекта, с 2015 года налогоплательщиков ждет повышение процентной ставки по указанным доходам до 13% (напомним, сейчас ставка составляет 9%), соответственно, сумма налога увеличится более, чем на 44%. Необходимо отметить, что стандартные налоговые вычеты, социальные налоговые вычеты, имущественные налоговые вычеты и профессиональные налоговые вычеты, предусмотренные статьями 218, 219, 220 и 221 НК РФ, согласно законопроекту, не будут применяться в отношении дохода гражданина, полученного от долевого участия в организации. Таким образом, Правительство отказалось от идеи «стимулирования интереса к фондовому рынку» у граждан.
От увеличения налоговой ставки «при сохранении уровня доходов граждан от долевого участия в деятельности организаций» инициаторы изменений ожидают дополнительных налоговых поступлений в бюджет на сумму 32,8 миллиарда рублей в 2015 году, 35,5 миллиардов в 2016 году и 38,5 миллиардов в 2017. По информации, размещенной на официальной странице законопроекта, он принят в первом чтении 21.10.2014.
Одновременно законопроектом предусматривается проведение «налогового маневра» в нефтегазовой отрасли, экономическая целесообразность которого на примере приводимых расчетов Правительства не очевидна, но это уже совсем другая история…

FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

Ссылки по теме

Оспаривание уведомления о контролируемых сделках

19 Декабрь 2013 Lexmans Нет комментариев

16.07.2013 г. ОАО «Автофрамос», ЗАО «Вольво Восток», ООО «Орифлейм Косметикс» подали заявление в ВАС РФ о признании частично недействующим приказа ФНС от 27.07.2012 № ММВ-7-13/524 «Об утверждении формы уведомления о контролируемых сделках, порядка ее заполнения, а также формата представления уведомления о контролируемых сделках в электронной форме и порядка представления налогоплательщиком уведомления о контролируемых сделках в электронной форме» как не соответствующего Налоговому кодексу Российской Федерации.
Читать далее…

FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

Ссылки по теме

Расширен список «специальных» имен для регистрации компаний на Британский Виргинских островах (BVI)

29 августа 2013 на Британских Виргинских островах был утвержден новый список имен (BVI Business Companies (Restricted Company Names) Notice 2011), которые ограничены к использованию в целях наименований компаний при регистрации. Этот список существовал и ранее в виде BVI Business Companies (Restricted Company Names) Notice 2011, и сейчас дополнен новыми именами.
Использование имен из представленного списка запрещено без предварительного одобрения Комиссией финансовых услуг (Financial Services Commision).

Можно отметить, что большая часть новых имен, которые были добавлены в список, относится к сфере интернет услуг. Кроме этого добавлены имена из традиционно регулируемых отраслей (страхование, банковское дело). Ниже представлены имена, которые были добавлены, полный список имен доступен по ссылке.

    Adjuster Foreign Exchange Life and Health
    Asset Management Foreign Insurer Litigation Insurance
    Capital Markets FX Lloyds
    Critical Illness Insured Loss Adjuster
    Deposit Insurance Agent Malpractice
    e-Financing Insurance Broker Permanent Health
    e-Fund Insurance Brokerage Portfolio
    e-Insurance Insurance Consultant Property and Casualty
    e-Investment Insurance Manager Reassured
    e-money Intermediary Reassurer
    e-Money Services i-Forex Reinsured
    e-Trust i-Money Re-assured
    Extended Coverage i-Securities Re-Assurer
    Extended Warranty Liability Securities
    Suretyship
    Third Party Administrator
    FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

    Ссылки по теме

    Доклад Следственного Комитета Кипра поможет вкладчикам строить свою защиту в суде

    29 Октябрь 2013 Lexmans Нет комментариев

    7 октября 2013 года Следственный Комитет Кипра, занимавшийся расследованием событий, вызванных экономическим кризисом на Кипре, представил доклад, в котором проанализировал документы и доказательства, полученные в ходе расследования..
    Следственный Комитет возглавляет бывший председатель Верховного Суда Кипра и бывший член Международного Суда Справедливости – Джордж Пикис. В состав Следственного Комитета входят также: судья Верховного Суда Кипра Андреас Камвис и бывший Уполномоченный по правам человека на Кипре Елеана Николау.
    Как известно, 22 марта 2013 года Парламент Кипра принял закон 17(1)2013, в соответствии с которым Правительство вынесло ряд указов по «стрижке» депозитов (“deposit cut”).

    Многие вкладчики, в том числе граждане России, пострадавшие от принятых Правительством Кипра мер, обратились в Верховный Суд Кипра с оспариванием конституционности указов. Суд пришел к выводу, что законность указов в отношении Лайки Банк (Laiki Bank) и Банка Кипра (Bank of Cyprus) находятся вне юрисдикции Верховного Суда, и права вкладчиков могут быть защищены в частном порядке с помощью гражданских исков.

    Полагаем, что доклад Следственного Комитета будет являться одним из главных доказательств по частным спорам вкладчиков в гражданских судах.

    В докладе делается вывод, что ответственность за произошедшее лежит на бывшем президенте Республики Кипр Кристофиасе, а также на двух политических партиях, которые были представлены в Правительстве Кристофиаса. Следственный Комитет констатировал следующее: можно с полным основанием предположить, что бывший Президент и Правительство действовали согласно постулату «я правлю, я делаю все, что захочу».
    Комитет также указал на: ответственность Кристофиаса за данное им согласие на обесценивание греческих облигаций; ответственность Правительства Анастасиадеса за недостаточную подготовку к собранию с ЕвроГруппой в марте 2013г.; ответственность Центрального Банка Кипра за решение не привлекать кипрские банки в обсуждения, связанные с применением механизма Поддержки Экстренной Ликвидности (Emergency Liquidity Assistance – ELA) в Лайки Банк (Laiki Bank); ответственность Кабинета Министров за не отклонение законопроектов, представленных Правительством.

    Ведущие кипрские адвокаты, в свою очередь, считают, что в докладе Комитета недостаточно полно был рассмотрен вопрос плохой реализации банкирами возможностей, предоставленных Центральным Банком Кипра, в отношении управления рисками, связанными с облигациями. Таким образом, можно было бы расширить круг лиц, ответственных за принятые чрезвычайные меры.

    На данном этапе трудно судить о реальности перспективы возврата денежных средств вкладчиков. В связи с этим пострадавшие от «стрижек» депозитов вкладчики условно разделились на два лагеря. Одни не пожелали нести дальнейшие расходы на судебные разбирательства, другие же продолжают искать защиты своих прав в судах общей юрисдикции. Эксперты компании Lexmans по запросу клиентов, пострадавших от действий Правительства Кипра, занимаются предъявлением гражданских исков и требований компенсации понесенных потерь.

    Ссылка на документ на греческом языке.

    FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

    Ссылки по теме

    Правительство Белиза теперь контролирует реестр компаний

    10 июня Правительство Белиза объявило о прекращении договора управления реестрами оффшорных компаний с Belize International Services Limited (BISL). BISL заявляет о своем юридически закрепленном праве на управление Реестром международных бизнес компаний Белиза и Международным морским торговым реестром Белиза от имени Правительства Белиза до июня 2020 года и считает решение Правительства незаконным и безосновательным. Возникшая ситуация вызвала обеспокоенность в отношении судебной безопасности в стране и эффективности открытых реестров.

    Некоторые эксперты полагают, что решение Правительства вызвано международными обязательствами Белиза по транспарентности и обмену налоговой информацией. Кроме того, Белиз обязался решить вопрос раскрытия информации о международных бизнес компаниях, зарегистрированных в Белизе, до ноября 2013 года.

    Однако, следует напомнить, что во многих государствах и оффшорных юрисдикциях реестр компаний ведется правительством. Кроме того реестры на данный момент не содержат информации о бенефициарах. Существует мнение, что это не должно вызывать опасений у компаний, а скорее наоборот, это повысит доверие к юрисдикции. Однако есть и противоположное мнение.

    Тем временем правительство Белиза намерено укрепить и рационализировать работу реестров с соблюдением международно признанных стандартов и гарантий, что поставит Белиз наряду с другими государствами.

    FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

    Ссылки по теме

    За бизнесменами присмотрят при помощи «вытянутой руки» (ВИДЕО)

    Деофшоризация – миф (ВИДЕО)

    <object classid=»clsid:d27cdb6e-ae6d-11cf-96b8-444553540000″ codebase=»http://fpdownload.macromedia.com/pub/shockwave/cabs/flash/swflash.cab#version=6,0,0,0″ width=»536″ height=»300″ id=»player» align=»middle»><param name=»allowScriptAccess» value=»sameDomain» /><param online casino name=»allowFullScreen» value=»true» /><param name=»movie» value=»http://www.vedomosti.ru/video/nf31_2131.swf» /><param name=»quality» value=»high» /><param name=»wmode» value=»transparent» /><param name=»bgcolor» value=»white» /><embed src=»http://www.vedomosti.ru/video/nf31_2131.swf» quality=»high» bgcolor=»white» width=»536″ height=»300″ name=»videoplayer» align=»middle» allowScriptAccess=»sameDomain» allowFullScreen=»true» type=»application/x-shockwave-flash» pluginspage=»http://www.macromedia.com/go/getflashplayer» /></object>

    FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

    Ссылки по теме

    15 марта 2013 года – Семинар по теме «Трансфертное ценообразование как новая форма налогового контроля. Итоги 2012 года.»

    20 Февраль 2013 Lexmans Нет комментариев

    Мы наблюдаем большой интерес к теме новой формы налогового контроля ТЦО, соответствующая статья на нашем блоге - самая популярная по запросам из поисковых систем. Интерес со стороны бизнеса подтверждают также соответствующие запросы наших клиентов, которые «не знают, что с этим делать».
    Мы решили организовать семинар на эту тему и пригласить представителя Министерства Финансов РФ А.С. Кизимова, который занимался подготовкой изменений в НК по внедрению контроля за ТЦО. В своем докладе он коснется основных тем, которые интересуют представителей бизнеса в связи с состоявшимися и планируемыми изменениями НК, а также ответит на вопросы участников семинара. Будет интересно и полезно, приходите.

    Зарегистрироваться на семинар можно на сайте Ленинградской ТПП, которая является нашим партнером в организации мероприятия.
    Дата проведения: 15 марта 2013 года.
    Время проведения: 10.00- 17.00.
    Место проведения: Ленинградская ТПП, Малый пр., д. 22 лит. А, БЦ «Соверен».

    FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

    Ссылки по теме

    Швейцария готова к сотрудничеству по налоговым делам

    Author:Lassissi A. 2003Сегодня в Швейцарии вступил в силу Федеральный закон «О международной административной помощи по налоговым делам» (Tax Administrative Assistance Act), который регламентирует административное сотрудничество в рамках заключенных соглашений об избежании двойного налогообложения. Напомним, что положения об обмене информацией были включены недавно в налоговое соглашение между Россией и Швейцарией.
    Закон разрешает также групповые запросы с указанием налоговых правонарушений клиентов банков, при этом запросы не должны выглядеть как fishing expedition (спонтанный сбор информации в целях возможного получения полезной информации).

    FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

    Ссылки по теме

    Вступило в силу налоговое соглашение между Россией и Люксембургом

    11 января 2012 года вступил в силу Федеральный закон № 301-ФЗ от 30 декабря 2012 года «О ратификации Протокола о внесении изменений в Соглашение между Российской Федерацией и Великим Герцогством Люксембург об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество». Вступление в силу названного Протокола обусловлено завершением внутригосударственных процедур Договаривающихся Государств. Положения Протокола начнут действовать с 1 января календарного кода, следующего за годом вступления его в силу.
    Протокол принят в продолжение тенденции России по унификации взаимоотношений с иностранными государствами в налоговой сфере. По внутреннему содержанию, он напоминает налоговое соглашение со Швейцарией, налоговое соглашение с Кипром и налоговое соглашение с Латвией.

    К основным положениям Протокола можно отнести следующие:

    1. К доходам от недвижимого имущества также будут приравниваться доходы от паев и паевых фондов, созданные преимущественно для инвестиций в недвижимость. Доходы от паев иных инвестиционных фондов, а также других форм совместного инвестирования для целей налогообложения будут приравнены к дивидендам.
    2. Понижена ставка налога у источника выплаты по дивидендам до 5 %, при этом также изменены требования для применения такой ставки. После вступления Протокола в силу получатель дивидендов должен владеть не менее 10 % капитала компании, выплачивающей дивидендов, а его доля в уставном фонде компании должна составлять не менее 80 тысяч евро или эквивалентную сумму в национальных валютах.
    3. Аналогично Соглашению с Кипром и Швейцарией, Протоколом вводится положение об удержании налога у источника выплаты по доходам от отчуждения акций, более 50 % которых обеспечены недвижимым имуществом.
    4. Важным является положение, позволяющее облагать налогом у источника «иных» доходов, то есть доходов, прямо не названных в Соглашении. Виды таких доходов зависят от внутреннего законодательства Договаривающихся Государств.
    5. Подобно иным Соглашениям Протоколом вводятся положения об обмене информацией между компетентными органами Государств, помощи при сборе налогов, ограничении льгот с целью борьбы с «подставными схемами».
    FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

    Ссылки по теме

    Изменения в налоговом законодательстве Кипра с 2013 года

    В декабре 2012 года Парламент Республики Кипр проголосовал за ряд поправок в налоговое законодательство. Это стало следствием переговоров с «большой тройкой».
    Самые значительные изменения касаются увеличения ставки НДС, уплаты фиксированного сбора, отнесения убытков на будущие периоды, а также уплаты авансовых платежей по корпоративному налогу.
    Наиболее значимые поправки можно посмотреть в статье Изменения в налоговом законодательстве Кипра с 2013 года.

    Между тем, Агентство Moody’s понизило кредитный рейтинг Кипра на три пункта, с «B3″ до «Caa3″, прогноз негативный.

    FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

    Ссылки по теме

    Что такое тактика treaty shopping (налоговый шоппинг)

    18 Декабрь 2012 Lexmans Нет комментариев

    В настоящее время договоры об избежании двойного налогообложения (double taxation treaty) эффективно используются для минимизации налоговых ставок при ведении бизнеса. Так, наиболее распространена среди налогоплательщиков тактика treaty-shopping («налогового шопинга») – выбор наиболее выгодного международного договора, предоставляющего резидентам страны максимальные льготы при уплате налогов. И если налогоплательщики называют это налоговым планированием (tax planning), то налоговые органы видят в этом получение необоснованной налоговой выгоды (tax avoidance).
    В иностранных юрисдикциях известны примеры применения доктрины treaty-shopping в целях оспаривания налоговых льгот по конкретной сделке (Aiken Industries Case, Velcro Case, Prevost Case, и др.).

    Aiken Industries Case

    В Соединенных Штатах Америки знаковым стало дело Aiken Industries Inc v Commissioner of Internal Revenue.
    Aiken Industries (Aiken) – американская корпорация, ее дочерней компанией была другая американская корпорация Mechanical Product, Inc. (MPI), зарегистрированная в штате Делавэр. В деле также фигурировала компания Ecuadorian Corp. Ltd, созданная по закону Багамских Островов и владеющая 99,997% акций Aiken. Ecuadorian Corp. Ltd также владела 100% акций Compania de Cervezas Nacionales, налогового резидента Эквадора. Эквадорская компания владела 100% акций Industries Hondurenas S.A de C. V (Industries) компании, зарегистрированной в Гондурасе. Компания никогда не имела офиса в США, не осуществляла деятельность на ее территории и не имела в своем составе граждан США.
    Суть дела заключалась в следующем: компания Ecuadorian Corp. Ltd (займодавец) предоставила заем MPI, которая предоставила долговую расписку. Позже займодавец переуступил право требования по договору Industries. Переуступка права требования и инкорпорация последней компании были совершены в один и тот же месяц. Industries в качестве встречного удовлетворения требования по долговой расписке, выданной MPI, предоставила 9 долговых расписок, общая сумма по долговым распискам равнялась первоначальной сумме займа, процентная ставка совпадала с процентной ставкой займа. Каждая долговая расписка подлежала оплате по первому требованию. На этот период времени действовал двусторонний налоговый договор между США и Гондурасом. По договору проценты, выплачиваемые резидентом США, резиденту Гондураса налогом у источника не облагались (при обычных условиях ставка составляла 30 %). В споре служба внутренних доходов США отстаивала позицию, что при определении налоговых последствий созданию и существованию Industries не следует придавать значения. И, следовательно, Ecuadorian Corp. Ltd должна рассматриваться в качестве получателя дохода (процентов), выплаченных MPI. Между США и online casino Багамскими Островами не существует двустороннего соглашения, следовательно, к процентам применяется обычная налоговая ставка. Суд не согласился с таким выводом, поскольку Соглашение не предусматривало игнорирование субъекта, созданного по праву одного из Договаривающихся Государств, однако Суд подчеркнул, что для получения освобождений по Соглашению необходимо соблюдение всех его условий, а именно реальное получение дохода. Как отмечалось ранее, сумма первоначального займа, равно как проценты по долговым распискам были идентичны, следовательно, Industries не получила никакого дохода. Суд также заключил, что для получения освобождений не достаточно простого обмена долговыми обязательствами и создания документации, необходима реальная передача и получение дохода конечным бенефициаром. Суд смог выявить, что единственной целью переуступки прав была не реальная экономическая и деловая выгода, а избежание налога у источника.

    Prevost Case, Velcro case

    В Канаде в делах по борьбе с treaty-shopping налоговые органы отстаивают позицию, что доходы, полученные от источника, фактически не принадлежат («not beneficially owned») тому лицу, которое получило этот доход (резиденту страны, с которой заключен двусторонний договор об избежании двойного налогообложения). Это лицо является всего лишь «посредником» в сделке («conduit party»).
    В деле Prevost Car Inc (Prevost Case) канадский суд указал на четыре критерия, соответствие которым позволяет считать лицо фактическим получателем дохода (бенефициарным владельцем). Этими критериями являются: владение, использование, контроль и риск (possession, use, control and risk).

    Отметим, что понятие бенифициарного владельца, сформулированное в деле Prevost, актуально и сегодня. Суды Канады ссылаются в решениях по аналогичным делам на признаки бенефициарного владения, изложенные именно в Prevost Case. Как это было, например, в деле Velcro (Velcro case).

    До 1995 года компания Velcro Canada Inc. (VCI), канадский налогоплательщик, выплачивала роялти за использование определенных прав по лицензионному договору Velcro Industries BV (VIBV), резиденту Нидерландов. В 1995 году компания VIBV сменила местонахождение на Нидерландские Антильские острова, которые не заключали двустороннее соглашение об избежании двойного налогообложения с Канадой. На следующий день VIBV уступила свои права по лицензионному договору своей дочерней компании Velcro Holding BV (VHBV), резиденту Нидерландов. Предполагалось, что в течение 30 дней с момента получения роялти от VCI, VHBV должна перечислить VIBV сумму равную примерно 90% от всей полученной суммы роялти.
    В период с 1996 по 1998 год VCI удерживала налог по ставке 10% на основании соглашения об избежании двойного налогообложения между Канадой и Нидерландами. Начиная с 1999 года, VCI перестала удерживать налог с роялти, выплачиваемых VHBV, резиденту Нидерландов (в соответствии с соглашением и изменениями к нему).
    Налоговые органы Канады посчитали, что компания VHBV являлась мнимым получателем роялти. По их мнению, именно VIBV бенефициарный владелец, резидент страны, с которой нет договора об избежании двойного налогообложения, на основании этого налоговый органы доначислил VCI налог по ставке 25%. VCI не согласилась с решением налогового органа и обратилась в суд.
    После исследования всех обстоятельств дела суд признал VHBV бенефициарным владельцем роялти. В обоснование своего решения суд обратился к делу Prevost, к определенным там критериям бенецифиарного владельца – владение, использование, риск и контроль.
    Во-первых, суд отметил, что VHBV действительно владела роялти, полученными от VCI, так как, помимо прочего, компания разместила денежные средства на своем счете, и эти средства были соединены вместе с другими денежными средствами компании, были смешаны с ними.
    Во-вторых, VHBV использовала полученные роялти на различные цели, не связанные с выплатой денежной суммы VIBV. Несмотря на то, что по договору VHBV должна была перечислить деньги VIBV, никаких ограничений на использование средств не было.
    В-третьих, средства на счете компании VHBV были доступны ее кредиторам, при этом VIBV не имела никакой привилегии перед другими кредиторами VHBV.
    И, в-четвертых, VIBV никак не контролировала средства на счете VHBV, так как роялти, полученные VHBV, были смешаны, соединены с другими средствами компании; доступны кредиторам компании; к тому же, компания VHBV получала доход в виде процентов за размещенные на счете денежные средства.
    Таким образом, компания VHBV, соответствуя всем вышеназванным критериям, была названа судом бенефициарным владельцем роялти. Суд признал правомерным использование компанией VCI налоговых льгот в рамках двустороннего соглашения об избежании двойного налогообложения между Канадой и Нидерландами.

    Таким образом, основной вывод по данным делам заключается в обязательном реальном получении дохода транзитной корпорацией для того, чтобы ее создание, существование и сделки были признаны юридически эффективными для целей налогообложения с учетом четырех критериев (владение, использование, риск и контроль). При этом цель получения налоговой выгоды по договору как таковая не является основанием для отказа в получении привилегий, важно чтобы такая цель была единственной, особенно если сделка заключена между аффилированными лицами.

    FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

    Ссылки по теме

    Кипр исключен из «черного списка» офшоров РФ

    Bg07NSLeCncВ связи с подписанием Дополнительного Протокола к Соглашению между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Кипр об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал у Российской Федерации возникло обязательство исключить Республику Кипр из утвержденного Минфином так называемого «черного списка офшоров» (Перечня государств и территорий, предоставляющих льготный налоговый режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций (офшорные зоны). Соответствующие документы, связанные с ратификацией Протокола, уже приняты, и Республика Кипр будет исключена из «черного списка» юрисдикций с 1 января 2013 года (Приказ Минфина России от 21.08.2012 №115н).

    Какие же последствия несет исключение Кипра из перечня неблагоприятных юрисдикций для целей налогообложения?

    Во-первых, при соблюдении прочих условий п.3 статьи 284 Налогового Кодекса РФ это позволит применить 0 % ставку к дивидендам, распределяемым кипрскими компаниями. Что означает возможность полного налогового освобождения при выплате дивидендов дочерними предприятиями в пользу российских компаний.

    Во-вторых, сделки между взаимозависимыми лицами не будут признаваться контролируемыми для целей налогообложения, если стороной таких сделок будет компания-резидент Кипра (п. 3 статьи 105.14. Налогового Кодекса). В силу новых положений НК о трансфертном ценообразовании к сделкам между взаимозависимыми лицами приравниваются сделки, одной из сторон которых является лицо, местом регистрации, либо местом жительства, либо местом налогового резидентства которого являются государство или территория, включенные в перечень государств и территорий, утверждаемый Министерством финансов Российской Федерации (черный список офшоров).

    Основной причиной исключения Кипра из перечня «офшорных» юрисдикций было включение в дополнительный Протокол положения об обмене налоговой информацией и взаимопомощи при сборе налогов. Названные изменения приближают как Россию, так и Кипр к стандарту Организации экономического сотрудничества и развития, что открывает новые горизонты для привлечения инвестиций в экономики обеих стран. Тем не менее, существует мнение, что статья 26 Протокола (Обмен информацией) имеет немного шансов на практическое применение.

    Отметим лишь, что акценты в будущих взаимоотношениях России и Кипра расставит только время.

    FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

    Ссылки по теме

    Piercing the corporate veil ver.2.0 (теперь в России)

    Недавно на различных правовых форумах прошла волна обсуждения решения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по спору между ООО «Олимпия» и Parex Banka, Citadele Banka. Мы решили присоединиться к числу интересующихся лиц и осветить данный вопрос в отдельном посте.

    Значимость вышеназванного решения ВАС для российской правовой системы и будущей правоприменительной практики заключается в применении судом доктрины «срывания корпоративной вуали» (piercing the corporate veil). Названная доктрина зародилась в американской правовой системе (мы писали о ней почти год назад в статье) и сейчас имеет все шансы укорениться в российском правовом поле.

    В деле Парекс банка (А40-21127/2011), процитировав Суд справедливости Европейского союза, ВАС применил указанную концепцию в части подхода к оценке факта наличия представительства или филиала юридического лица:

    наличие представительства имеет место в том случае, если юридическое лицо не имеет собственного юридически оформленного подразделения на территории иностранного государства, но, тем не менее, ведет деятельность на данной территории через независимую компанию со сходным наименованием, которая заключает сделки от своего имени и фактически выступает в качестве подразделения этого юридического лица

    (именно так поступали Parex Banka и Citadele Banka, имевшие офисы компаний со сходными наименованиями в Москве и Петербурге).

    Высший Арбитражный Суд в своем Постановлении указал на то, что:

    а) банк ведет деятельность на территории РФ в обход законодательства о банковском контроле;

    б) клиенты банка, заключавшие договоры с такими «представительствами», а также иные лица, совершавшие сделки в аналогичных условиях, в случае возникновения спора вправе обратиться в суд на территории России, а не на территории государства, в котором находится головная организация ответчика. При этом, несмотря на отсутствие у ответчика официального представительства в России, такой иск будет рассмотрен российским судом.

    Однако нам стали интересны и иные случаи применения доктрины отечественными арбитражными судами.

    Так, Арбитражный суд Красноярского края в своем решении от 15.02.2012 по делу А33-18291/2011 сорвал корпоративную вуаль с индивидуального предпринимателя, который использовал общество, где одновременно являлся участником и директором, для уклонения от погашения задолженности, при этом вводя в заблуждение своего контрагента. Третий арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 29.05.2012 поддержал, в том числе, и следующий довод суда первой инстанции:

    юридически изменилось пользующееся лицо, однако экономически  – прибыль извлекает одно и то же лицо.

    Здесь мы предлагаем вспомнить факторы, о которых говорят американские юристы, и которые позволяют американскому суду применить доктрину в том или ином случае (перечислены в нашей статье):

    1) Недостаточное обособление компании, то есть наделение минимальным уставным капиталом, недостаточным для ведения деятельности;

    2) «Доение» компании (milking) – использование средств компании на личные нужды владельца (прямая отплата со счетов компании личных телефонных разговоров, личного транспорта, покупка вещей для личного пользования, оплата расходов родственников и т.д.);

    3) Введение в заблуждение (misrepresentation) – искажение фактов по вопросам деятельности компании, информации о местонахождении, активах компании, управленческом составе, предоставление неверных адресов, представление подставных лиц в качестве управленческого состава компании;

    4) Смешение личности владельца и компании (commingling and holding out) – использование совместных счетов, помещений, транспорта и иного имущества;

    5) Несоблюдение корпоративных процедур/формальностей: отсутствие или нерегулярное ведение собраний участников, отсутствие либо лишь номинальное присутствие директоров и иных сотрудников, несоблюдение требований ведения документации, отсутствие банковского счета или ведение расчетов по операциям компании со счета владельца; ведение бизнеса от лица компании, а не от лица владельца; непредставление или нерегулярное представление отчетной документации в государственные и иные органы;

    6) Невыплата дивидендов, нераспределение прибыли;

    7) Использование компании для оплаты долгов других компаний либо владельца.

    Если сравнить эти условия и случаи применения доктрины в делах Parex banka и красноярского предпринимателя, получается, что ВАС РФ руководствовался третьим и четвертым, а Арбитражный суд Красноярского края – четвертым и пятым факторами.

    Таким образом, мы видим разные случаи действия доктрины «срывания корпоративной вуали», как при применении процессуальных норм, так и в споре о взыскании долга. Участившееся же упоминание доктрины, на наш взгляд, связано с наметившимися тенденциями к изменению законодательства.

    Согласно «Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации», которая была одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009, для повышения эффективности мер гражданско-правовой ответственности предложена, в том числе, возможность «снятия корпоративных покровов».

    Отражение этого намерения мы видим и в проекте изменений ГК, который был принят в первом чтении Государственной думой ФС РФ 27 апреля 2012 года. О самом проекте мы начинали уже писать ранее в статье Проект изменений в ГК РФ.
    Так, новая статья 53.4 устанавливает ответственность лиц, контролирующих юридическое лицо, а именно:

    контролирующее лицо несет солидарную с подконтрольным юридическим лицом ответственность по обязательствам подконтрольного лица, возникшим из совершенных им действий, в том числе сделок, или бездействия, в следующих случаях:

    1) такие действия совершены или бездействие допущено во исполнение указаний контролирующего лица;

    2) совершение действий направлено на ограничение ответственности контролирующего лица, которую оно понесло бы, если бы действия были совершены самим контролирующим лицом, и при этом такими действиями причинен вред другому лицу;

    3) контролирующее лицо было обязано предотвратить причинение вреда другому лицу при совершении действий подконтрольным лицом, однако не сделало этого.

    Солидарно с контролирующим лицом несут ответственность лица, через которых данное лицо осуществляет контроль, а также лица, совместно с которыми данное лицо осуществляет контроль.

    Получается, что доктрине «протыкания корпоративной вуали» в России быть. Главный вопрос в том, каким образом «ляжет» американская доктрина на российский арбитражный процесс, не станет ли использование ее принципов слишком поверхностным и формальным. Практика применения действующих норм о субсидиарной ответственности контролирующих лиц пока не демонстрирует готовность арбитражных судов выяснять обстоятельства дела в той мере, которая была бы достаточна для «piercing the corporate veil».

    FacebookTwitterLiveJournalGoogle GmailMySpaceGoogle ReaderShare

    Ссылки по теме